Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

бр

"Вова в Турции"

с просторов Интернета, автор неизвестен

---
Обратил внимание на некий шум по поводу невоспитанности русских детишек, их отвратительных манер и неумения себя вести за пределами родины. Моментально вспомнил одну древнюю историю - случившуюся в середине-конце 90-ых годов, которая на мой взгляд действительно демонстрирует важность хорошего воспитания, в особенности во время нахождения за пределами родных границ.
Довелось мне как-то отдыхать в Турции, к тому моменту уже ставшей излюбленным местом отдыха многочисленных немецких семей всех возрастов, начиная с пенсионеров и заканчивая семейными парами с чинными бюргерскими детишками.

Но попадались и наши, русские семейные пары с детьми, с одной из которых я и познакомился. Глава семейства был классическим «новым русским», каким их рисовали анекдоты и истории, посвященные началу девяностых. Зрелище он являл собой монументальное. Килограммов 120 живого веса выгодно отличались от сопоставимых по массе бюргеров тем, что основным их источником являлся не громадный пивной живот, а общая комплекция и физическое развитие. Весь он как-то бугрился мускулатурой, бритая голова на мощной шее крепилась к широченным плечам, а на шее по моде и статусу тех лет красовалась широченная и явно тяжелая золотая цепь причудливого плетения. Широкие плечи переходили в голый торс, покрытый буйной растительностью, а довершали образ яркие кричаще-малиново-фиолетовые шорты чуть ниже колена и неожиданно маленькая, красующаяся на макушке белая панамка, не иначе являвшаяся его личным талисманом или памятью о давних временах, когда он был пионером.
О непростой судьбе их обладателя также красноречиво говорила татуировка на пальцах ног - «Они устали». Звали моего нового приятеля, как он сам отрекомендовался - Вова, впрочем его жена - не какая-нибудь фотомодель с упругой грудью и шелковистой кожей, а его ровесница, больше похожая на верную боевую подругу, ласково называла его «Вовчик». Шелковистокожие и пышногрудые девочки тогда еще не вошли в состав модных аксессуаров новых русских, но в облике Вовчика что-то однозначно указывало на то, что подобным веяниям моды он не подвержен и свою жену ни на кого не поменяет.
[дальше - больше]



Их сын, имя которого я уже достоверно не вспомню - был забавным карапузом лет примерно пяти, являвшим собой сгусток неуемной энергии и энтузиазма. Пока мы потягивали с Вовой дрянной турецкий «Эфес» в баре и я слушал увлекательные истории о том, как Вова «с пацанами» стал владельцем небольшого заводика под Нижним Тагилом, его сын носился вокруг как метеор, занимаясь ему одному ведомыми делами. Иногда он совсем уж плотно докучал отцу, отвлекая его от нашей беседы, и в эти моменты Вова просто легко отталкивал его ногой, приводя окружающих в ужас от такой методики обращения с детьми. В такие моменты, несмотря на «кажущуюся легкость» толчка, а порой и пинка, мальчуган катился по полу как мячик, сшибая все на своем пути. Иногда он начинал диковато завывать от обиды, но быстро переключался на что-то другое.

Его чистый и светлый разум не был замутнен политкорректностью, зато демонстрировал явные успехи в лингвистике, так как уже на второй день пребывания в отеле я услышал, как Вовчиков сынок, которому сделал замечание некий почтенный бюргер, читавший в лобби отеля газету, внятно ответствовал ему «дойче швайне».

Разъяренный и побагровевший немец направился к Вове чинить разборки, начал что-то тараторить по-немецки, размахивая руками, к нему стали подтягиваться его немецкие сотоварищи, но Вовчик встал и мрачно глядя на подступающие превосходящие силы немцев, спросил «вам что, Сталинград напомнить? Иди свой гитлерюгенд воспитывай». Естественно, фраза была произнесена по-русски, так как в отличие от смышленого пятилетнего сына Вовчик не владел ни единым словом на иностранных наречиях. Но то ли его внешний вид, то ли фраза, которая была произнесена, то ли общий тембр голоса - что-то остановило бурное словоизвержение немецкого гражданина, который заткнулся и побагровел так, что я невольно испугался, как бы немца не разбил апоплексический удар.

С этого момента немцы объявили семье Вовчика бойкот, шумные шалости малолетнего отпрыска старались не замечать, но что-то обсуждали между собой, презрительно морщась. При всем этом, сам Вовчик на эти расклады внимания казалось и не обращал, рассказывая мне увлекательные истории о том, как случайно угодил в места лишения свободы, периодически хватая пробегающего официанта за штаны, требуя «притарань еще пивка, браток».

Почему-то когда я заказывал пиво, обращаясь к официанту по-английски, получал я искомое в лучшем случае через полчаса, а вот просьбы Вовы немедленно исполнялись, понемногу убеждая меня в справедливости тезиса нового приятеля, что «от иностранных языков никакой пользы нет».

Полоса отчуждения вокруг Вована тем временем все расширялась, немецкие гости отеля его демонстративно игнорировали, постоянно одергивая своих чинных и воспитанных детей, которые с тоской наблюдали за тем, как Вовчиков наследник буйно резвится и звонко хохочет, с разбегу прыгает в бассейн «бомбочкой», оглашая окрестности воплями «вождя краснокожих» и вообще живет в свое удовольствие.

Немецкие детишки порой тоже чинно и тихо шалили, один из них даже умудрился споткнуться о ногу Вовчика, ту самую, на которой красовалась вторая часть предложения «они устали». Расслабленный от жары и «Эфеса» Вова поднял упавшего немчика и отвесил ему ласковый шелобан, от которого у представителя нордической расы чуть не оторвалась голова. Тут Вовчик виновато улыбнулся, показывая, что «не рассчитал силы», а я моментально догадался - почему у его собственного сына такая не по годам мощная шея.

Ситуация молчаливого противостояния радикально изменилась буквально на следующий день. Весь отель проснулся от странных и удивительно непривычных звуков и нарастающего шума. С трудом стряхнув с себя сон, я добрался до окна и выглянул. Картинка была феерической.

Из остановившегося у отеля автобуса вываливалась куча каких-то непонятных людей, издававших гортанные звуки. Все они как один были одеты в цветасто-полосатые длинные халаты, выглядящие даже с моего наблюдательного пункта засаленными, а на головах - это в 40-ка градусную жару под лучами утреннего, но уже палящего солнца - красовались мохнатые шапки из овчины. К засаленным халатам были приколоты какие-то значки, посверкивающие на солнце.

Все эти непонятные люди, выгрузившись из автобуса, немедленно нескончаемым людским потоком с гиканьем и дикими воплями растеклись по ухоженным дорожкам отеля.

Все эти граждане представляли собой представителей отдаленных районов "Любой Страны", оказавшихся лидерами по продаже столь популярного в те годы чудодейственного комплекса препаратов под названием «Гербалайф». Оный же «Гербалайф» и организовал в качестве поощрения за достигнутые результаты выезд передовиков продаж в солнечную Турцию, а значки, которыми были щедро утыканы халаты, оказались вариациями на тему «хочешь похудеть - спроси меня как». Вся эта компания оказалась за границей в первый раз.

Возможно, узкоглазые конники Чингиз-хана с кривыми саблями и выглядели более страшно, накатывая неудержимой лавой на гордые русские города, не знаю, свидетелем не был.

Но я видел продавцов «Гербалайфа», устремившихся на мирный и еще сонный турецкий отель. Пронесшись по дорожкам и побросав где попало свои халаты, эта живая биомасса устремилась в бассейны, образовав там какой-то невероятный человеческий бульон, причем некоторые даже забыли снять с себя мохнатые бараньи шапки. Вдоволь наплескавшись, они выбирались на сушу и деловито занимали лежаки. Книги на немецком языке, очки и лосьоны для загара летели на землю, любовно сложенные на лежаках полотенца, вообще говоря показывающие, что «тут занято» радостно разворачивались и использовались по назначению, после чего тоже летели на землю.

Двое гербалайфщиков в халатах, явно страдающих водобоязнью, не сняв свои халаты, оцепенели рядом с какой-то немецкой пенсионеркой, привычно загоравшей топлесс. Бивис и Батхед пожалуй покраснели бы от стыда при виде манер этой парочки, которая указывая пальцами на изрядно потерявшую свою форму немецкую грудь, дико и безостановочно ржала, явно входя в какой-то транс. Даже когда немка, тщетно пытаясь закрыться и закутать свои телеса в полотенце, начала визжать, они не остановились и даже не постеснялись стянуть с нее полотенце, просто умирая от хохота.

Вдоволь наплескавшись, новоявленная орда устремилась на завтрак и именно там явственно проявилась, как модно сейчас выражаться, «контр-культурная дифференциация».

Принципы устройства и функционирования шведского стола были данным гражданам явно не знакомы. Видя какую-нибудь наполненную тарелку, только что поставленную на стол почтенным немцем, отошедшим буквально на секунду взять что-то еще - немедленно сжиралась, зачастую без использования вилок и ошарашенный немец, вернувшийся к своему столу уже наблюдал объедки, валяющиеся по всему столу и довольных чемпионов по продажам «Гербалайфа», сыто хлопающих себя по животам.

Те деятели, которые не смогли найти себе приготовленную каким-нибудь зазевавшимся немцем тарелку со снедью, сметая все на своем пути, устремлялись к шведскому столу и приступали к еде прямо там.

Впавшие в шок официанты и подтянувшиеся менеджеры отеля впали в оцепенение. На их робкие попытки как-то урегулировать ситуацию их просто отталкивали в сторону, не обращая на них никакого внимания. В воздухе тут и там уже замелькали обглоданные куриные кости, косточки от маслин, остатки прочей снеди, которыми новые гости стали перебрасываться просто для развлечения, дикий рев, чавканье, гомон почти полностью заглушали редкие немецкие выкрики. Дети, из рук которых вырывали плюшки и прочие лакомства, дико орали от обиды, добавляя огонька общей неразберихе.

В этот момент одновременно произошло два события.

Со стороны бассейна в ресторан забежала тщетно прикрывающая свой топлесс немка, преследуемая двумя гогочущими специалистами по вопросам «как похудеть». А со стороны лобби в ресторанную зону вошел Вовчик с семьей и обвел зал оценивающим взглядом.

Пожилая немка уже в голос ревела, тщетно ожидаясь поддержки со стороны впавших в какое-то оцепенение соотечественников. В этот момент наверняка многие из них ощутили на собственной шкуре - чего именно удалось избежать цивилизованной Европе за счет того, что волна нашествия монголо-татар разбилась о русское сопротивление.

Рев немки уже напоминал паровозный гудок, впрочем еле слышный на фоне общего бедлама, и тут Вовчик, явно завершивший оценку ситуации, целеустремленно направился к ней. Попадавшиеся ему на пути обладатели халатов разлетались в стороны как кегли, роняя тарелки, забитые снедью и недоуменно выкрикивали ему что-то гортанными голосами.

Смеющиеся над немкой Бивис и Батхед «гербалайфного разлива» явно не учли изменения в расстановке сил и в сжатые сроки ознакомились с кратким курсом вежливости. Без видимого напряжения сил, Вовчик поднял одного из них за шиворот, внимательно изучил надпись на криво приколотом значке, поморщился и выбросил владельца сакрального знания «как похудеть» прямо в окно. Полет был впечатляющим и пожалуй, до бассейна, находящегося метрах в 10 от открытой террасы ресторана, деятель не долетел совсем чуть-чуть, грохнувшись оземь на самом бортике. Его приятель отправился в полет секундой позже и тоже до точного попадания в бассейн его отделили буквально сантиметры. Полагаю, что начиная с этого момента Вова мог бы смело и с полными на то основаниями нацепить значок "Хочешь научиться летать?".

После этого Вовчик одним движением свалил сидящих за соседним столом и весело чавкающих джигитов на пол, сорвал скатерть, вывалив тарелки со всех их содержимым на копошащихся на полу поборников биодобавок и неожиданно бережно укутал всхлипывающую немку в скатерть и помог ей сесть.

В этот момент - как в песне Высоцкого «на мгновенье в зале стало тише» и дальнейшие события показали, что Вова недаром чего-то добился в непростом бизнесе начала 90-ых.

В этот самый день компания «Гербалайф» потеряла большое количество потенциальных клиентов, а ее лучшие специалисты на отдельно взятом региональном рынке столкнулись с суровой прозой жизни. Вова отлавливал бывших собратьев по Советскому Союзу по всему ресторану, жестко пресекая безуспешные попытки противостоять ему «кучей» и преподавал всем пойманным краткий курс вежливости и толерантности. Его мощный организм, расслабленный солнцем и пивом с радостью отозвался на возможность физических нагрузок, а его мрачная и убедительная ярость практически парализовала любое сопротивление граждан, в этот самый момент возможно впервые задумавшихся о том, что такое правила приличия и манеры поведения.

Закончив в ресторане, Вовчик отправился в рейд по территории отеля и где бы не находил обладателя цветастого халата и мохнатой шапки, отправлял его в бассейн по замысловатой траектории. Продолжалось «избиение младенцев» - так это выглядело со стороны, примерно полчаса и принесло удивительные результаты. В отеле как по волшебству вновь воцарилась атмосфера сонно-тягучего расслабления и покоя.

А усевшийся за столик и слегка запыхавшийся Вовчик даже не успел крикнуть привычное «притарань пивка, браток», как сразу два официанта устремились к нему с подносами с холодным пивом.

Куда делись поборники «Гербалайфа» лично мне было неясно, поскольку ни одного засаленного халата, ни одной мохнатой шапки не наблюдалось в пределах видимости, только разгоряченный Вовчик, не слушая свою жену, что-то ему гневно и эмоционально выговаривающую, перебирал многочисленные трофеи - вырванные с мясом значки «Хочешь похудеть - спроси меня как!». На некоторых болтались изрядные куски полосатых халатов.

Вечером, когда Вовчик пришел в ресторан на ужин, все немцы, а было их среди отдыхающих подавляющее большинство, не сговариваясь встали и оглушительно зааплодировали, чем изрядно его смутили и Вова, как-то сразу ссутулившись, устремился за дальний столик ресторана.

А еще днем позже я случайно увидел, как расшалившийся Вовчиков карапуз практически сшиб пожилого немца, натолкнувшись на него на дорожке отеля, от чего у немца свалились с носа и разбились о дорожку явно недешевые очки. Немец, с трудом сохранив равновесие, улыбнулся, поднял разбитые очки, погладил мальчика по голове и продолжил свой путь.

А карапуз побежал дальше по своим шумным детским делам, как оно и свойственно карапузам, переполняемым своей чистой и яркой детской энергией...
---
бр

Окололитературное.

Оригинал взят у alex65_65 в Окололитературное.
Полудуркам (мягко говоря), которые утверждают "Я бы скорее сравнивал чтение пиратских книг с бесплатной поездкой в транспорте." (с) В. Мидянин (и куча перепостивших этот бред) хотелось бы напомнить :

1) транспорт доставляет вас в место указанное в билете согласно маршрута, а не неожиданно меняющем пункт назначения из-за того, что ... ну вот просто так. Ниасилил водитель целостности сюжета. "Нишмагла".
Что? А? Вы не встречали ни разу некоторое "несоотвествие" хвалебных рецензий и ниипаццо возвышенных аннотаций текстов, на поверку оказывающимися унылым бредом любовницы очередного нувориша? Нет, я понимаю, что некий милейший Вася написал тот хвалебный отзыв очередной жвачке "прадраконаф и эльфав" сугубо по доброте душевной, а не по более весомой причине, ага.

2) По ходу путешествия вам ВНЕЗАПНО не сообщат, что типа "у водителя кончилось вдохновение" и последнюю треть пути вы будете ехать не по живописным плезирам, указанным в маршруте и буклетике, а ...по территории скотомогильника или по свалке.
Не может быть? Ну так вспомните кучу произведений МТА, запала и задора которых хватало ровно на первые 10 страниц текста, и вместо обещаной "сложной сюжетной композиции с яркими, рельефными персонажами" получаете пересказ "улиц разбитых фонарей-147".

3) И даже если вы плюясь и чертыхаясь поклялись БОЛЬШЕ НИ РАЗУ не ездить этим маршрутом вместе с этим водителем/компанией вам будут пропихивать этого автора/авторшу в проектах/под псевдонимами и тэ пэ.

Мне конечно на решения вашего правительства некоим образом... глубоко безразлично. В нашей последней диктатуре до такого маразма ещё никто не додумался и , уверен, не додумаются. Просто удивляет количество людей клюнувших на эту, не особо хитроумную разводку. Сравнивать горячее с зелёным и сравнивать покупку книг с покупкой билета на трамвай/самолёт/метро - примерно одно и то же..

-

Добавлю:

4. ТС везет вас. А не проехалось разок куда-то само, а потом приглашает вас посидеть отдельно, ритмично покачиваясь и уговаривая себя, что на самом деле вы очень даже едете.

Характерная демагогия и некорректная аргументация со стороны копирастов и их подпердышей (в данном случае применение неверных аналогий, метод из набора софистики, как интеллектуального мошенничества). Не уверен, что они и слово-то такое знают, "аргументация".
пп

О парадоксах. Или "А если был бы хер у бабушки…"

Сердце подвластно разуму. Чувства подвластны сердцу. Разум подвластен чувствам. Круг замкнулся. С разума начали, разумом кончили. Вот и выходит, что всё мироздание - это суть игра моего ума. А если вы со мной согласитесь, то и вашего тоже.
(Граф Калиостро, х/ф "Формула любви")

Классическое, в качестве конкретного примера.  
Дощечка, с двумя утверждениями. На одной стороне: "Все, что написано на другой стороне - истинно". Переворачиваем на другую: "Все, что написано на другой стороне - ложно". Обозначим их стороны 1 и 2. Принимая утверждение 1, принимаем за истину утверждение 2. Но раз оно истинно, то 1 - ложно. А 1 говорит, что 2 - истинно. Но оно не может быть истинно, так как тогда 1 ложно. Но тогда 2 - ложно. И так бесконечно. 1 и 2 одновременно истинно и ложно, что невозможно. Пат. Бытовой разум буксует.

Форма всякого парадокса, согласно бытовой логике (и не только бытовой, но остающейся в рамках бытовой, что бы ни думал о себе мыслитель) в дуальном противоречии утверждения (события, явления) в самом себе. То есть, невозможности существования ни одного из этих утверждений (событий, явлений). Ибо ничто не может пребывать одновременно в двух противоположных состояниях.

И если парадокс на уровне противоречивой системы оставляет простор для успокаивающих ум спекуляций о "единстве и борьбе противоположностей" и тому подобных, то каждый из его элементов такого простора никак не дает. Именно здесь и происходит ступор восприятия. Или красное, или зеленое. Или черное, или белое. Или звучное, или глухое. Или яркое, или тусклое. Или горячее, или холодное. Или истинное, или ложное. Я намеренно смешал разные характеристики и проявления, намеренно изъяв промежуточные, чтобы было более понятно дальнейшее.

Для выпуклости еще классический парадокс.
Существует Всепробивающее Ядро. Понятно, что оно пробивает любую преграду, для него нет непроницаемых объектов.
Существует Ничем Непробиваемая Стена. Понятно, что оно сопротивляется всему, для нее нет проницающих объектов.
Вопрос. Что случится, когда Ядро встретится со Стеной?
Опять бытовой разум буксует и ради своего спасения изобретает способы уйти от поставленного ответа.

В первом примере это, например, идея о смене атрибутов. Ведь истинность/ложность, устойчивость/хрупкость и т.д., есть только внешние атрибуты. Они могут говорить об объектах только при во взаимодействии с чем-то конкретным. И/или при внешней оценке объектов сторонним наблюдателем, связующим объекты своим восприятием, выступающим в роли оценочного взаимодействия прямо или на основе своих моделей оценки. Или они не более, чем идея. То есть, истинность/ложность 1 и 2 есть динамичные характеристики, меняющие свое состояние при смещении с 1 на 2 и со 2 на 1. Это изящное хулиганство, но оно не решает вопроса.

Второй пример более нагляден, здесь уже видно, что Всесокрушение Ядра будет таковым только в рамках его системы, а Непробиваемость Стены - в рамках другой системы. Сведенные же в одну… Бытовой ум быстро выводит: они встретятся и случится Армагеддец. Или менее брутально: ядро будет биться об стену непрерывно. Коллапс системы или ее цикл, так или этак, но бытовому уму достаточно. Он спасен.

Настолько спасен, что не делает шага дальше. А мы пойдем и возьмем третий известный парадокс.

Шутка Стивена Хокинга. Апгрейд "Убийцы дедушки".
Представим себе, что мы наши способ пробивать пространство-время "червоточиной". Согласно Хокингу, расположив выход рядом со входом, мы получаем "червоточину" во времени. В виде портала. И вот экспериментатор готовится включить устройство "червоточины", создает портал, встает по другую сторону и видит через портал себя, готовящегося к запуску. Поскольку портал проницаем для физических объектов и в пространстве, то прибывшему ничего не препятствует пристрелить себя с той стороны, готовящего запуск. Дальше понятно. Раз он так и не запустил устройство, то никуда не поехал, "червоточины" нет и некому стрелять с той стороны. Но раз выстрела нет, то "червоточина" запущена, стрелок - действует. Но раз он стреляет…
Приплыли.

Здесь согласно традиции следует начинать плавно сворачивать к ответам. И всячески срывать покровы.
Но я не столь так груб и не уважителен к тем, кто понимает.

Для них очевидно, что ответов к задачам с искусственно связанными разрывами непрерывности нет, ибо на самом деле нет и самих вопросов приложимо к фигурантам задач. Что сверх того, то гипостазирование, некогерентность, принципиальная условность границ ситуативности.  
Именно здесь сущность всякого парадокса, как я полагаю.

Для остальных же, в качестве развлечения. Хорошо ставит в тупик начинающих бухгалтеров и курсовых дипломистов.
Не парадокс. Однако.
Трое путешественников остановились в гостинице.
Из объяснений хозяина они узнали, что свободен только один номер, двухместный, стоимостью 25 монет за ночь.
Делать нечего, пришлось согласиться.
Утром они, справедливо придя к выводу, что а) 25 на 3 без дробей не делится и б) их было все же трое, а не двое (по справедливости стоит заплатить больше 25 монет), отдали портье 30 монет. То есть, по 10 монет за каждого. И ушли.
Вернувшийся хозяин узнал, что налицо нарушение договоренности с его стороны. Будучи человеком честным, решил вернуть 5 монет постояльцам. С тем отправил портье вдогонку.
Тот, будучи менее щепетильным, но тоже понимающим, что 5 на 3 без дроби не делится, 2 монеты положил себе в карман, а 3 отдал путешественникам. Таким образом, каждый из них заплатил за номер по 9 монет.
В итоге: 9 х 3 = 27 монет. И 2 монеты в кармане у портье. 27+2 = 29.
Вопрос: куда делась одна монета?


Причина многообразия парадоксов не нарушает процедуры их составления.
Ибо они не более, чем плод игры разума. Как и весь этот текст.